Вы там держитесь! | Фитнес Эксперт | Fitness Expert (отраслевая бизнес-площадка)

Вы там держитесь!

21.12.2016 фитнес эксперт дайджест, кризис, денис ракша

Мы все задаемся вопросом: когда же закончится кризис? Хотя на самом деле мы должны задавать себе и нашему государству другие вопросы. Завершился ли спад экономики? А если нет, то когда это случится? И начнется ли в обозримом будущем экономический рост?

 

«До» и «после»

Само слово «кризис» подразумевает скоротечный характер упадка. И в этом случае, конечно, логично задаваться вопросом, когда он закончится. Меж тем мы сейчас пребываем в состоянии перманентного спада и экономической стагнации. Нынешний кризис – явление не временное, не быстротечное, как это было в 2008 году, а вполне ожидаемое и объяснимое, протяженное во времени и требующее реформирования отечественной экономики. О причинах кризиса можно говорить долго, практически бесконечно. Более того, таких причин очень много; есть более существенные, есть менее… Но самое главное, что нужно понять: кризис случился с нами не по причине внешних воздействий. Еще до всяких санкций, начиная примерно с конца 2012 года российская экономика начала входить в рецессию. Другое дело, что со скачком курса доллара и с введением санкций ситуация резко ухудшилась. Буквально за несколько последних лет произошла революция на рынке нефти. И если в последние 40 лет цену формировали страны ОПЕК с помощью квот на добычу и экспорт нефти, а сдерживающим фактором роста цен стал курс доллара США, то с появлением в Америке «быстрой» сланцевой нефти ситуация резко изменилась. Поскольку добыча обычной нефти всегда была и остается «долгой историей» (инвестиционные циклы длятся по 12-14 лет), «быстрая» сланцевая нефть, промышленную добычу которой можно начать в течение трех месяцев, позволила США создать дополнительный противовес монополии ОПЕК. Из этого следует важный вывод: нефть уже больше никогда не будет дорогой, дабы коридор между себестоимостью обычной и сланцевой не был слишком велик. И хотя высокие цены на нефть все равно бы нас не спасли (поскольку не только цена на нефть формировала рост нашей экономики), вывод этот для отечественного рынка неутешительный: экспорт «черного золота» сократится, будет приносить меньше денег, а курс доллара больше не упадет до памятных 32 рублей.

Что касается санкций, то их ущерб для экономики страны тоже сильно преуменьшен. По сути, при анализе потерь государства после введения санкций были учтены только те средства, которые российские банки не получили на Западе в  виде новых кредитов на рефинансирование старого долга за 2014 и 2015 годы. И все. Между тем ущерб от санкций заключается еще и в том, что без этих денег мы не можем перекредитоваться (а раньше российская банковская система не столько отдавала долги, сколько именно перекредитовывалась и долги эти наращивала). Следовательно, деньги надо отдавать. А это – внешний корпоративный долг плюс теневой корпоративный долг в облигациях (совокупно более 800 млрд долларов).

 

По существу, отдать внешний долг означает вынуть собственные средства из оборота и не совершить новые инвестиции. Это обескровит российскую экономику. Добавляем сюда сокращение импорта, рост цен, безработицу, уменьшение объемов производства товаров и услуг – и получаем реальную картину ущерба от международных санкций.

Учитывая масштаб и перманентность упомянутых факторов, мы уже можем понять, почему в том же 2008 году экономика упала на 8%, но восстановилась всего за полгода, а сейчас при формальном спаде в 4% поводов для пессимизма намного больше. При этом всеобщее недоумение от этих данных объясняется очень просто: спад в 4% получается только в том случае, если считать ВВП в  рублях. А вот если считать ВВП в долларах, учитывая девальвацию, цены на нефть, санкции и все остальное, картина рисуется совершенно иная.

Мы видим спад почти в два раза, и процесс этот не прекращается. Следовательно, и окончания кризиса в ближайшее время не предвидится.

 

«До кризиса» – старая модель экономического роста

Прежде чем предполагать, когда вновь начнется экономический рост, как поменяется потребительское поведение населения и какой будет динамика изменений отдельных рынков (в нашем случае – фитнеса), необходимо понять, откуда в принципе может взяться этот экономический рост. А для этого логично изучить, откуда он брался раньше. Возможно, многие из вас слышали высказывания экономистов о том, что «при старой экономической модели все работало, рынки росли» и всем, образно говоря, было хорошо, а теперь все пропало. Но задумывались ли вы о том, что подразумевала упомянутая «старая модель»?

 

Старая модель экономического роста представляла собой «экономику спроса», которую характеризовали:

•            высокие и постоянно растущие цены на нефть;

•            стабильный и постоянно укрепляющийся рубль;

•            «пузыри» в девелопменте, ритейле и потребкредитовании;

•            постоянно растущий кредит;

•            опережающий (по отношению к темпам роста производительности труда) рост зарплат и реальных доходов населения;

•            экономический рост за счет потребления.

Такая модель экономического роста предполагала постоянный рост индивидуальных доходов за счет аномально быстрого (особенно на фоне уменьшения численности населения) роста заработных плат и повального кредитования, которое и давало возможность каждому постоянно ПОКУПАТЬ – товары, услуги, дома, автомобили, путешествия. И, конечно, годовые карты в фитнес-клубы.

Такой стремительный рост зарплат и кредитов стал возможен благодаря потоку зарубежных инвестиций. Зарабатывая на постоянном укреплении рубля, иностранные финансисты «пристраивали» деньги на фондовый рынок, на рынок госдолга, в высокодоходные бизнесы (это те самые недвижимость, ритейл, банковская сфера и т.п.). В итоге в этих сферах надулись финансовые «пузыри». Деньги из них попадали к населению, что и обеспечивало (а вовсе не экспорт нефти) рост потребления и, следовательно, рост экономики. Однако финансовые «пузыри» не вечны. Им свойственно схлопываться, чему в последнее время активно способствует новая финансовая политика «большой семерки». Несколько лет назад она переформатировала экономическую систему, начав активную борьбу с офшорами (ряд технологических решений позволил автоматизировать отслеживание денежных потоков, то есть появился работающий инструмент, дающий право назвать те или иные деньги «недостаточно чистыми»). Таким образом, это позволило контролировать финансовые потоки из Китая, России и других стран мировой периферии.

Схлопывание же финансовых «пузырей» чревато множеством негативных последствий. Сокращение ликвидности и снижение стоимости залоговых активов ведут к параличу банковской системы. Необходимо возвращать кредиты, а это ведет к росту просроченной задолженности и, следовательно, к увеличению резервов и снижению достаточности капитала. Население и компании не могут брать новые кредиты, а старые пытаются покрывать за счет сбережений. И в итоге беднеют все. Как остановить этот механизм? Внедрить принципиально новую модель устойчивого экономического роста.

 

«После кризиса» – новая модель экономического роста

Новая экономическая стратегия и новая модель устойчивого экономического роста («экономика предложения») будут базироваться на:

•            росте инвестиций (он будет доступен благодаря снижению инфляции, росту корпоративных прибылей и налоговому стимулированию);

•            росте производительности труда;

•            экспорте и импортозамещении;

•            новых рабочих местах;

•            росте доходов и потребления без финансовых «пузырей».

 

«Экономика предложения» – это, по сути, единственная альтернатива старой модели. Либо растут доходы, либо инвестиции, которые создают новые бизнесы, рабочие места и т.п. Но под эту новую модель экономика должна быть принципиально иначе структурирована.

Одной из основ новой модели является низкая инфляция. Текущую инфляцию в 11,6% в год наши власти в ближайшие два-три года намерены снизить до 4%. Почему это важно? Потому что низкая инфляция – одно из условий прекращения оттока капитала из страны.

Пока мы рассуждаем, как выйти из «инвестиционной паузы», наши предприниматели методично выводят из страны деньги, увеличивая и без того катастрофический отток капитала. При этом из-за санкций нам практически закрыт доступ к международным рынкам капитала. Значит, единственный выход – стимулировать внутренние инвестиции, которые стали сокращаться еще пару лет назад. И сейчас очень важно создать такую среду, которую бизнесмены воспринимали бы как безопасную для инвестирования. Одной из характеристик такой среды как раз и выступает низкая инфляция. Если инфляция в стране высокая, то потенциальному инвестору, решающему, где построить завод, проще вывести деньги за рубеж, чем вложиться в собственную экономику.

 

Еще одно условие для роста инвестиций – налоговое стимулирование. Чтобы что-то вкладывать, нужны деньги. Берутся они только из трех мест – бюджета (формирующегося из налогов), сбережений населения (в кризис банковской системе растут, люди больше откладывают, меньше тратят на товары длительного пользования) и доходов компаний. Перед ростом инвестиций, таким образом, у компаний должны появиться доходы. Откуда? В результате действия антиофшорного законодательства компании вынуждены показывать всю прибыль, которую раньше можно было выводить в офшоры и не платить налогов. И эта прибыль, несмотря на кризис, постоянно растет. Теперь необходимо правильное налоговое стимулирование, которое бы подталкивало предпринимателей тратить эту прибыль на инвестиции.

Как только в нашу экономику вернутся инвестиции, вернется и экономический рост. Следовательно, ждать улучшений имеет смысл, когда инфляция будет снижена, а предприниматели получат налоговые стимулы для инвестиций.

 

Что ждет фитнес?

На сегодняшний день индустрия красоты и здоровья не числится в списке отраслей – драйверов экономики новой модели. Туда, например, входят:

 

•            сельское хозяйство;

•            переработка сельхозпродукции;

•            ВПК;

•            химия и нефтехимия;

•            фармацевтика;

•            внутренний туризм;

•            внутренние перевозки.

 

С другой стороны, мы не найдем фитнес и в рейтинге отраслей-аутсайдеров, куда входят розничная торговля, банковский сектор, девелопмент и строительство, производство стройматериалов, металлургия и автопром. Следовательно, ситуация в фитнес-индустрии будет соответствовать общим прогнозам по развитию бизнесов в сфере услуг. А именно:

•            падение объемов;

•            новая структура спроса;

•            зависимость от роста доходов населения;

•            запаздывание развития по отношению к отраслям-драйверам;

•            опережающий рост после 2022 года.

 

Пока же нам остается только ждать и предпринимать все возможные шаги по стимулированию спроса на свои услуги, создавая дополнительную ценность для потребителя и тем самым провоцируя его тратить сбережения именно на фитнес, а не на другие продукты далеко не первой необходимости. Как было сказано, «денег нет, но вы там держитесь; здоровья вам и хорошего настроения».

 

Эксперт: Денис Ракша, экономист, управляющий партнер аналитического центра «Неокон».

 

Материал из Фитнес Эксперт Дайджест №08 август 2016/ октябрь 2016 (06)